О нардах.

В XI—XIV веках шахматы — почти аристократическая привилегия. Цепь традиций до конца не нарушена, «новые гунны» Реконкисты, пандемии чумы, озлобление и распад феодализма — с поворотом руля Возрождения, — еще не сбросили шахматы с пьедестала.

Знаменитый трактат Альфонсо X Мудрого затрагивает кости, нарды и несколько видов шахмат. Великолепны миниатюры рукописи. В шахматной части нету сцен ссор игроков, обид, азарта. Искусство, мастерство и разум. Венценосцы, рыцари, старцы, нарядные дамы, ученые, ремесленники, купцы. Духовенство: мусульманское, христианское, еврейское. Нет денежных ставок: обучение детей, одухотворенный покой. Альфонсо что-то диктует писцу. О нардах — тоже в корректном, но более простолюдном антураже. Кости: челядь, молодежь, простонародье. Солдаты, бедные дома, таверны; драки, азарт, убийства. Альфонсо на троне судит повздоривших игроков. Обязанность счастливчика — только утешить, напоить проигравшего. Безупречный культурологический анализ.

Трактат Альфонсо — квинтэссенция высокого духа окружения короля-астронома. Монарх пользовался услугами мавров и евреев. Конец XIII века — дыхание заката испанского еврейства (еще неблизкого).

Экономически большинство евреев относилось к «среднему классу» (предтече будущих интеллигенций). Несоизмеримо более высокий, чем у современников, образовательный и культурный ценз, склонность к умственным занятиям — шахматы естественно попадают в круг интересов. По-прежнему хорошо играют персы, среднеазиаты, мавры.

Преобразование игры ускоряется как процесс не только в идеальной реальности — века с XII.

Ангел не спешит: у него III—IV века, — но к концу XV, новому «взрыву», уже есть из чего выбирать. Двойной ход пешки появляется в XII веке. Словно готовясь к будущим типографским краскам, шахматы возвращают древнюю двухцветную доску (XII век).

В тринадцатом — кое-где возникает «королевский прыжок». Ферзь начинает становиться женщиной (в большинстве европейских языков) и одновременно сильнейшей сегодняшней фигурой — с XIV века. Чуть раньше пробует мускулатуру слон (от «попрыгунчика» шатранга — к нашему диагональному «кинжалу»). Веками правила крутятся и сочетаются причудливо.

В XVI—XVII века пролезают задачи со старым ферзем и новым слоном (или наоборот). В русском доныне перемежаются советник с царицей: несмотря на все ухищрения оккупировавших информацию мужчин, «королева любит свой цвет» — а не «ферязь всякая», яко во XIV. Символы «очеловечиваются». Мат, смерть «личности шахмат», постепенно становится единственной формой победы. Королева в «alia rabiosa» или «de la Dama» (исп.), с ее воистину подавляющей силой — чем не всевластная красавица менестрелей и менизингеров?

Источник: http://vseo-sporte.ru

Запись опубликована в рубрике Шахматы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий